Перекрёстки

Источник: http://zh-an.livejournal.com/335525.html

Звезды поблескивали стеклянным крошевом. Желтая сырная луна висела в черном небе. Маленькая нескладная фигурка, запинаясь о кочки, брела по пустырю.
— Смотри, Алиса, вот он! – ухмыльнулся Базилио и, обернувшись, опешил: — Алиса?.. Алиса!..
Рядом с котом никого не было. Его сообщница, заметив промелькнувшего мимо кролика, не удержалась и бросилась за ним в нору.

По правде сказать, это был очень необычный кролик. Нечасто Алисе приходилось встречать кроликов, которые носили бы перчатки и имели при себе веер.
— Лапки мои, усики! Я опаздываю! – с таким возгласом Кролик скрылся за поворотом извилистой норы. Алиса, согнувшись в три погибели, поспешила следом, но тут земля неожиданно пропала у нее под ногами. Алиса провалилась в огромную дыру, глубокую, как колодец.
«Расшибиться я всегда успею», — подумала Алиса и принялась неторопливо падать.
Время тянулось и тянулось, точно лакрица, а дна ямы все не было видно. Стены колодца оказались сложенными из всевозможных шкафов и шкафчиков.
«Интересно, — подумала Алиса. – Правду говорят, будто в каждом шкафу скрыт свой скелет?»
Словно услыхав ее мысли, один шкаф со скрипом растворил дверцы, и его скелет вылез наружу. Скелет был большим и прямоугольным, с черепушкой, похожей на антресоль. Он помахал Алисе мослами, а шкаф, лишенный скелета, тотчас же скомкался и расплылся, будто медуза.
«Бедолажка, — посочувствовала Алиса шкафу. – Как тяжело без поддержки! Кстати, каково там сейчас без меня приходится Базилио?»

Буратино, шагавший в темноте, прислушался: кто-то шел за ним следом. Буратино пошел быстрее – кто-то за ним тоже пошел быстрее. Буратино припустил во всю прыть – кто-то помчался за ним огромными прыжками. Буратино оглянулся: его догоняла черная тень – оскаленная пасть… два горящих во тьме глаза… Буратино заорал и бросился, не разбирая дороги. Преследователь уже настигал, Буратино услышал хриплое дыхание прямо у себя за плечом… В этот миг шесть громовых раскатов оглушили его.

Трое мужчин встали из кустов на краю тропинки. Один из них был высок и худ, на голове его была каскетка, а в руке дымился револьвер. Второй мужчина, плотный и усатый, носил котелок. Третий был в кэпи.
— Что это было? – изумленно спросило кэпи.
— Деревянный человечек, за которым гнался огромный кот, — ровным голосом ответила каскетка.
— Но почему кот, а не собака? – котелок всплеснул руками. – И где тогда сэр Генри?
Во мраке раздалось жуткое рычание. Огромный черный пес, охваченный зеленым пламенем, выскочил на тропинку и бросился к троице. Человек в кэпи вскрикнул и упал ничком на землю. Человек в котелке отпрянул, а человек в каскетке смертельно побледнел, навел на чудовище бесполезный револьвер с опустевшим барабаном и машинально нажал на курок.

«Бабах! — подумала Алиса. – Я грохнусь наземь и взорвусь, как шутиха. Хороша будет шуточка!»
И – она шлепнулась на кучу сухих листьев, почти не пострадав при этом.
— Ай-яй, я совсем опоздал! – запричитал неподалеку Кролик с веером, прыгнул в сторону и исчез.
Чья-то рука протянулась к Алисе.
— Вы не ушиблись?
Рядом стоял задумчиво улыбавшийся мальчик. Он помог Алисе подняться на ноги и произнес:
— Здравствуйте. Разрешите представиться: меня зовут Кристофер Робин. Хорошая погода, не правда ли?
Алиса огляделась.
Кристофера Робина окружали крохотные зверушки – медвежонок, поросенок, ослик, тигренок. Все они едва доставали ему до колена.
«Куда это меня занесло? – подумала Алиса. – Похоже, здесь все наоборот: люди большие, звери маленькие».
Вслух же она произнесла:
— Здравствуйте. Не скажете ли вы мне, куда я попала?
— Здесь у нас Зачарованное место, — серьезно ответил мальчик. – Самая настоящая Страна Чудес.
«Ну, вот, — тоскливо подумала Алиса. – Точно, все тут шиворот-навыворот. Поле чудес было в Стране дураков, а теперь я нахожусь в Стране чудес – и уж непременно на Дурацком поле!»
Тут ей в голову пришла страшная мысль: «Что, если и сама я изменилась и превратилась в дурочку? Как это можно проверить?»
Осторожно поглядывая на мальчика, Алиса размышляла: «Нужно вспомнить какой-нибудь простенький стишок. Если сумею – значит, со мной все в порядке. Ну, а не смогу – точно, дурочка!»
И Алиса забормотала:

Овечка живет у девочки Мэри –
Белая, нежная, словно пушок.
Как только Мэри выходит за двери,
Барашек вмиг на овечку – скок!

«По-моему, что-то не так, — едва не расплакалась Алиса. – Выходит, теперь я, действительно, дурочка. И мне придется пойти в первый класс, чтобы научиться считать и писать!»

Буратино открыл глаза. Он сидел за школьным столиком в маленькой комнатке. Перед ним стояла девочка с волосами такими голубыми, что даже лицо ее из-за них казалось голубоватым и оттого чуть неживым.
«Надо же, какая кукла!» — подумал про себя Буратино.
В углу замер огромный черный пес – пудель. Буратино мигнул: ему вдруг показалось, что шерсть пса зеленовато засветилась, как болотная гнилушка.
— Я вижу, что вам уже лучше, — сказала девочка. – Когда Артемон принес вас, вы были без сознания, и я даже беспокоилась, что мы не успеем. А раз все в порядке, займемся арифметикой. Предположим, у вас есть одна душа, и Некто попросил ее у вас…
— Не отдам я Некту душу, хоть он дерись, — выкрикнул Буратино.
Черный пудель в углу недовольно зарычал.
— Хорошо, — произнесла девочка, поморщившись. – Тогда чистописание. Пишите под диктовку: «Я, Буратино, согласен передать свою нематериальную эманацию…»
— А почему у вас чернила красные? – удивился Буратино, сунув в чернильницу нос. С кончика носа упала густая капля, на листке растеклась клякса и проступили не видимые ранее контуры звезды, вписанной в круг.
Громыхнул гром, домик закачался. Черный пудель зашелся лаем. За окном ударила молния.
— Артемон, Астарот, Асмодей! – завопила девочка. – В подвал его! Немедленно!
И Буратино вмиг оказался в подземной камере. Над домиком бушевала стихия.

— Значит, вы тоже любите стихи? – обрадовался Кристофер Робин.
— А кто еще? – спросила несчастная Алиса. – Вы?
— Угу, — кивнул Кристофер Робин. – Но больше всех – Пух. Он всегда что-нибудь сочиняет.
— Какой пух? – Алиса совсем запуталась. – Из одеяла?
— Мой медвежонок. Его зовут Винни-Пух.
Медвежонок что-то пробормотал.
— Что? – не расслышала Алиса.
— У меня как раз готова новая бурчалка, — объявил Винни-Пух.
— Читай! – обрадовался Кристофер Робин.
Винни-Пух откашлялся и забубнил:

Тигра! Тигра! Ты в ночи
Озоруешь и рычишь.
Подкрадешься – и айда
Мельтешить туда-сюда!

Кто ты, Тигра? Как пролез
В дивный мир Страны чудес?
Где ты был, покуда тут
Не возник, лукавый плут?

Тигра! Тигра! Твой прыжок
Кролик вынести не смог.
С кем ты водишься теперь,
Попрыгучий шумный зверь?

— Не понимаю, зачем было вновь поминать эту давнюю историю? – истерично спросил Кролик, выглянув из-за спины Кристофера Робина и захлопнув веер. – У меня сдали нервы. Кристофер, дорогой, не нальешь ли мне чашечку липового чаю?
— А вы и впрямь ничего не помните о прежней жизни? – обратилась к Тигре Алиса, которая сама все сильнее сомневалась в своем прошлом.
— Почти ничего, — подтвердил Тигра. – Правда, иногда я вижу какие-то странные сны. Может быть, они о том, что когда-то было со мной?
— Ты никогда об этом не рассказывал, — удивился Кристофер Робин. – И что тебе снится?
— Голый мальчик, — вздохнул Тигра.
— Как, и тебе тоже?! – пискнул Кролик, но прикусил язык и заслонился веером.
— Во сне его почему-то называют лягушонком. Но я уверен, что он волк.
— Оборотень? – восхищенно спросил Кристофер Робин.
— Мама! – завопил поросенок и упал, откинув копытца.
— Что с тобой, Пятачок? — встревожился Кристофер Робин.
Поросенок Пятачок жил под именем «Посторонним В». Это значило, что «Посторонним В» было написано на дощечке, а Пятачок под той дощечкой жил. Дощечка и домик достались Пятачку от дедушки. Дедушка завещал ему свою каменную обитель при условии, что он, Пятачок, никогда-никогда не снимет дощечку и никогда-никогда не затеет строительство домиков из травы или веток. Пятачок утверждал, будто «В» сокращенно означало Вилли, но так это или нет, проверить не удавалось: край надписи был отгрызен чьими-то большими зубами.
— Он так боится оборотней? – спросила Алиса.
Кристофер Робин, склонившись над Пятачком, задумчиво откликнулся:
— Когда-то у нас был ежик, но однажды вечером он с банкой варенья отправился к Пуху в гости и сгинул в тумане на болотах. Медвежонок очень переживал. Он плохо спал с той ночи, ему снилось, что ежика увезла какая-то лошадь – Пух называл ее ночной кобылой кошмара, он же поэт. Так или иначе, ежика мы больше не видели. Иногда трясина издает странные звуки… Зверушки верят, что это ежик в тумане бродит, пытаясь найти дорогу домой. Ах, Алиса! Если жизнь и рассудок дороги вам, держитесь подальше от наших болот!

Буратино обшарил подвал и наткнулся на настоящий кошмар – неподвижные тела Арлекина и Пьеро.
— Хорошенькое дело, — простучал он зубами. – Как видно, не стоит здесь засиживаться!
Он с удвоенным усердием принялся шарить по углам, и ему повезло – Буратино наткнулся на крысиный лаз.
Буратино втиснулся в него. Понемногу нора стала расширяться. Вскоре Буратино понял, что может уже не ползти, а идти по тоннелю – и провалился в колодец со стенами из шкафов.
«Бежать, бежать! – падая, повторял мысленно Буратино. – Лишь бы добраться до дна колодца – и прочь из этой ловушки!»

Алиса вздрогнула – кто-то промчался мимо нее, обдав ветром. Кусты закачались, вихрь завертел сорванные листья.
— Кто это был? – спросила Алиса.
— Это бежит время, — объяснил Кристофер Робин.
Кролик вынул из кармана серебряную луковицу на цепочке, отщелкнул крышку и заглянул внутрь – там оказался календарь с датами на страницах. Вырвав листик, Кролик плаксиво пожаловался:
— Еще день прошел. Как я опаздываю! Уходят мои лучшие годы.
— Нам пора, — сказал Кристофер Робин. – Идем скорее.
— Куда? – Алиса растерялась.
— По пятницам Королева устраивает крокет.
— Но я не хочу играть в крокет! – возмутилась Алиса.
— Я тоже. Поэтому нам и следует уносить ноги.
Все гурьбой ринулись прочь.
Остался сидеть лишь ослик. Именно его и увидал первым свалившийся сверху Буратино.
Деревянный человечек вскочил на ноги, подковылял к ослику и произнес:
— Привет. Я Буратино.
— Иа, — уныло сказал ослик.
— Не умеешь говорить? – Буратино показал ему язык.
— Некоторые полагают, что умение болтать языком – признак ума, — вздохнул ослик. – Иа – это мое имя. Так меня зовут.
Буратино надулся.
— Ты – новая игрушка Кролика? – меланхолично спросил ослик. – Еще бы, с таким-то длинным носом!
— Какой Кролик? – возмутился Буратино. – И почему я должен быть его игрушкой?
— Наш Кролик очень любит игрушки. Я его за это не осуждаю: некоторые так обижены природой, что заслуживают только сочувствия. Однажды он решил завести себе покладистого дружка и вылепил смоляное чучелко. Все было бы ничего, не прилепись Кролик к нему всерьез. Кристоферу Робину пришлось потрудиться, чтобы исправить положение, в которое Кролик попал.
Ослик Иа вздохнул.
— Выходит, теперь Кролик решил воспользоваться безопасной деревяшкой.
— Лучше скажи мне, где я.
— Передо мной, — ответил Иа.
— Вот глупости! – фыркнул Буратино. – А ты где? Где мы оба?
— Некоторые поразительно неспособны задать правильный вопрос, — заметил Иа. – Если ты имеешь в виду наше местонахождение, то мы в Стране Чудес.
— Не врешь? – восхитился Буратино.
Ослик промолчал.
— Значит, здесь есть и Поле Чудес?
— Разумеется, есть, — раздраженно подтвердил Иа. – В Стране Чудес всякое поле – Чудесное.
Буратино, не дослушав, вприпрыжку побежал от него в поисках поля.
— Некоторые просто обожают говорить «спасибо» в ответ на услугу, — произнес Иа и покачал головой.

Кто-то вновь пронесся мимо Алисы.
— Еще день миновал! – простонал Кролик, сверившись с календарем. – Я погиб! Пятница!
Все кинулись врассыпную, Алиса одна осталась стоять посреди лужайки.
Заиграли трубы, и из-за деревьев показалась торжественно выступавшая колода – это был королевский двор, выбравшийся на воздух для игры в крокет.
Червовая Королева, заметив Алису, вопросила с надеждой:
— Милочка, ты не откажешься принять участие в нашей игре?
— Конечно, не откажусь, — ответила Алиса, кляня себя за нерасторопность: отвергать предложение Королевы она сочла неразумным.
Королева с сожалением вздохнула: придраться было не к чему. Чтобы отвести душу, она приказала побить подвернувшуюся ей под руку шестерку.
Алисе вручили громоздкий неудобный молоток, зачем-то выточенный в виде фламинго. Игра началась.
— Привет! – сказал кто-то у Алисы за спиной.
Алиса обернулась и вздрогнула:
— Базилио?!
Кот сидел на траве.
— Откуда ты?
— Я следил за Буратино.
— Он тоже здесь?
— А как же! Он же просто бредит этими чудесами, — хихикнул кот.
— Он тебя не заметил?
— Не думаю. Смотри, как я теперь умею!
Кот вдруг исчез и появился уже на ветке дерева. Пропал с ветки и возник у Алисы за спиной. Пока Алиса поворачивалась на его голос, кот успел сгинуть снова и показался в трех шагах поодаль.
— Как это тебе удается? – нахмурилась Алиса. – И что это на тебя нашло? Мигаешь, будто фонарь маяка.
— Когда в тебя попадают шесть пуль, в твоей жизни происходят сильные перемены, — обиженно ответил кот. – Теперь я привидение.
— А ты не мог бы не пропадать так резко? – с сомнением спросила Алиса. – У меня от этого рябит в глазах.
Кот подумал – и пропал на три четверти: в воздухе осталась висеть только его голова.
— Годится? – ухмыльнулся он.
Королева с подозрением взглянула на них издали. Кот расплылся в улыбке еще шире и процедил сквозь зубы едва слышно:
— Деньги у меня. Четыре золотых. Этот дурень Буратино все-таки зарыл их на поле.
— А пятый? – возмущенно прошептала Алиса.
— Там было только четыре монеты, — настаивал кот.
Алиса осторожно огляделась: Королева отвлеклась на очередную свару.
Крепко сжав в руках крокетного фламинго, Алиса размахнулась изо всех сил – и улыбка кота пропала.
— Что это был за вопль? – строго окликнула Королева.
— Кот мяукнул, — скромно пояснила Алиса. – Кто-то случайно наступил ему на хвост.
— Но ведь у этого кота видна только голова!
— Вот именно. Хвост у него невидимый, потому и подвернулся под ноги.
Кот шипел и ощупывал языком зубы.
— Ты довольна игрой, милочка? – с надеждой поинтересовалась Королева.
— Ваше величество, я счастлива, как Золушка, попавшая на королевский бал! – поклонилась Алиса.
— Я знаю эту историю, — кивнула Королева. — Золушка жила очень тяжело, мачеха и сводные сестры издевались над ней. А потом на помощь Золушке прилетела Фея. Элли, фея Летающего Домика, обрушилась на мачеху и ее дочерей и расплющила их в лепешки. Правда, сама Элли разбилась при этом вдребезги, зато Золушке достались ее серебряные туфельки. Когда Золушка впервые появилась в них на балу, все жутко завидовали.
— Смотри! – прошептал вдруг кот сдавленно. – Буратино!
Деревянный человечек расхаживал по лужайке.
Королева обратила на него внимание и небрежно поинтересовалась:
— Никак не пойму: ты ворота или шар?
Буратино показал ей «нос».
— Отрубите ему голову! – с облегчением завопила Королева.
Два дюжих Валета навалились на Буратино, поставили его на колени и пригнули его голову к земле. Палач, чью масть скрывала рубашка, оперся локтем на длинную рукоять топора.
— Да вот же они – мои золотые! – завопил Буратино и вытянул из травы что-то желтое, блестящее. Алиса обомлела: в кулаке у него оказался большой золотой ключ.
Карты, трава, деревья – все замерло. Потом раздался громкий пружинный звон, будто лопнула стальная лента, и все завертелось вокруг Алисы спиралью, голубое небо погасло, стало черным, мир раскололся и, словно стеклянная крошка, был зашвырнут в эту черноту звездной россыпью.

Звезды поблескивали стеклянным крошевом. Желтая сырная луна висела в черном небе. Маленькая нескладная фигурка, запинаясь о кочки, брела по пустырю.
— Смотри, Алиса, вот он! – ухмыльнулся Базилио…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.